что вынуждает мигрантов ломиться в консульства в Петербурге |




Больше 50 мигрантов собрались у здания консульства Узбекистана в Петербурге 13 мая. Все они не смогли дозвониться до представительства и получить ответы. С какими проблемами столкнулись мигранты в условиях пандемии и почему полиция и власти города не помогают, рассказал эксперт по работе с трудовыми мигрантами благотворительного фонда «ПСП-фонд» Андрей Якимов.

«ПСП-фонд» оказывает бесплатную правовую и социальную поддержку трудовым мигрантам и их семьям. К организации обращаются выходцы из Узбекистана, Таджикистана, Киригизии и других стран ближнего зарубежья. Все они оказались в сложных ситуациях: домашнее насилие, торговля людьми, невыплата зарплат, незаконное увольнение и другие.

С мигрантами, решившими ломануться в консульство, представители фонда не знакомы. Однако о проблемах, с которыми они столкнулись, знакомы не по наслышке.

«Я не могу сказать, что мы столкнулись с лавинообразным ростом обращений. Но те обычные проблемные ситуации, в которые попадают мигранты, очень серьезно обострились», — отметил Андрей Якимов.

Домашнее насилие

Зарина из Киргизии столкнулась с домашним насилием, потеряла жилье и застряла в Петербурге из-за ситуации с пандемией. За помощью в фонд она обратилась в начале режима самоизоляции. Приюты и кризисные квартиры к тому времени уже закрылись. Временное жилье ей предоставила волонтер. Сейчас женщина проходит лечение, пытается содержать годовалого ребенка и уехать домой. Билеты в Киргизию уже несколько раз сгорали из-за отмены рейсов. Но сначала ей нужно добраться до Москвы, так как из Пулково самолеты на её родину не летают.

«Проблема домашнего насилия среди мигрантов есть, но ни о чем нельзя судить. То, что мы видим — это вершина айсберга. Чтобы женщина с ребенком обратилась в русскую организацию за помощью, она должна дойти до определенной степени отчаяния. Уйти от мужа, не найти помощи у местных. Она должна знать русский и о том, что есть такая организация. При том, доступ у нас почти беспороговый, мы не обращаем внимание на отсутствие легальной регистрации, что делают наши органы соцзащиты. Вид на жительство имеют 5-7% от общей массы, для остальных возможности получить помощь ограничены», — рассказал Андрей Якимов.

По словам эксперта, проблема домашнего насилия среди мигрантов невидима по двум причинам. Во-первых, у мигранток нет возможности обратиться за социальной помощью по причине статуса. Во-вторых, существует языковой и культурный барьер.

Нет работы и не платят зарплаты

Муж и жена из Узбекистана не успели выехать из Петербурга домой. На родине у них трое детей, которые остались на попечении бабушки. Здесь мужчина работал на стройке, а его супруга — в мебельном цехе. Почти два месяца они сидят без работы и денег.

«Наши работодатели, коренные петербуржцы, добрые и честные россияне, очень любят обманывать мигрантов: не платить им деньги, отбирать документы и увольнять незаконно. Сейчас мигрантов под предлогом коронавируса массово увольняют, не заплатив за несколько месяцев. А человек снимает жилье, содержит себя, иногда своих близких, пересылает деньги домой. На родине ситуация еще хуже. Работы нет и многие семьи живут за счет перечислений трудовых мигрантов», — сообщили в «ПСП-фонде».

Сравнительно неплохая ситуация у мигрантов, которые работают в сфере ЖКХ, преимущественно это дворники. Из них большей части удалось сохранить работу.

Хуже всего приходится мигрантам, которые работали на аутсорсинге в сферах производства и черновой работы. Это грузчики и уборщики, которые через липовые конторы работали в крупных торговых предприятиях и других компаниях. Страдают также представители сферы услуг и ресторанного бизнеса. Так, одна известная петербургская сеть массово уволила мигрантов, не заплатив им даже за февраль.

Недоступность помощи

Женщина из Таджикистана в Петербурге находится легально. Она получила российский паспорт, но из-за коронавируса не успела зарегистрироваться по месту жительства. Из-за коронавируса органы власти частично не работают. Без регистрации женщина не может оформить социальное пособие и претендовать на льготы.

Другая сторона — страх перед правоохранительными органами. Полиция зачастую заявления от мигрантов принимает неохотно, либо параллельно штрафует их за нарушение правил пребывания в России.

«Несмотря на ясное положение указа президента о том, что сейчас не выносятся решения о выдворении, ограничении въезда, все равно полицейские продолжают брать мигрантов за нарушение регистрации, мариновать в отделах и деньги у них брать в виде штрафов», — отметил собеседник gazeta.spb.ru.

Как сообщили в инициативной группе «Поможем мигрантам», не так давно восемь мигрантов оказались в рабстве на стройке в Приморском районе Петербурга. За три месяца работы им ни разу не заплатили. Мигранты остались без денег, паспортов и с долгами «за неустойки, оформление документов, питание и проживание». Двоим из них удалось дойти до полиции. Но написать заявление они не смогли «по причине отсутствия бланков», пояснил Андрей Якимов. Полиция к делу подключилась только после того, как мигранты связались с «ПСП-фондом».

«Только, благодаря волонтерам, мигранты получили помощь. Иначе мы бы имели несколько человек на улицах без паспортов, злых, голодных», — рассказал Андрей Якимов.

Ранее gazeta.spb.ru сообщала, что 13 мая у здания консульства в Узбекистане в Петербурге собрались более полсотни мигрантов. Они пытались узнать информацию о чартерных рейсах на родину. Связаться с дипломатами по телефону им не удалось. Потому мигранты были вынуждены нарушить самоизоляцию и прийти к воротам консультва. Некоторых из них забрали в отдел полиции.



Источник: gazeta.spb.ru


Интересно? Расскажи в соцсети!

0